2002: Ромек Е.А. К вопросу о противоречиях концепций душевной болезни

Литература:

1. Бинсвангер Л. Бытие-в-мире. М.: Рефл-Бук, Ваклер, 1999.

2. Выготский Л.С. Основы дефектологии. Собр. соч. в 6 т.: Т. 5. М.: Педагогика, 1983.

3. Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук: Т. 3. М.: Мысль, 1977.

4. Клиническая психиатрия // Под ред. Г. Груле, Р. Юнга, В. Майер-Гросса, М. Мюллера. М.: Медицина, 1967.

5. Стивенс Л. Существует ли душевная болезнь? Академия. 2000. № 22.

6. Nagy M. Philosophical Issues of Psychology of C.G. Jung. N.Y.: State University New York Press, 1991.

7. Tarnas R. The Passion of the Western Mind. N.Y.: Ballantine Books, 1993.

Ссылки из текста

[1] Анализ теоретических основ новейшей психиатрии читатель найдет в статьях Э. Вагнер «Психотерапия как наука, отличная от медицины», А. Фильца «Место психотерапии между психиатрией и психологией», Г. Зоннека «Можно ли в медицинской науке найти психотерапию» в сб. «Психотерапия — новая наука о человеке» (Москва-Екатеринбург, 1999).

[2]Преимущественно сторонники школы Э. Кречмера, рассматривающей в качестве детерминанты психической организации человека его «конституционный тип» — лептосоматический, пикнический, атлетический или диспластический. В рамках этой системы координат не существует качественной границы между психическим здоровьем и болезнью, поскольку душевное расстройство является экстремальным полюсом темперамента, который, в свою очередь, производен от типа телосложения. Так, например, маниакально-депрессивный психоз трактуется как крайнее развитие циклотимического темперамента, обусловленного пикническим (плотным, толстым) телосложением.

[3]Статья Х.-Й. Вайтбрехта “Депрессивные и маниакальные эндогенные психозы” помещена в том же издании, что и статья К. Конрада, и отражает, таким образом, ситуацию в психиатрии середины ХХ в. Она важна для нас постольку, поскольку позволяет выяснить, что д-р Конрад мог достоверно знать о причинах циклотимных психозов. Впрочем, и вторая половина столетия не внесла ясности в проблему “патогенеза” “эндогенных” психозов. “Вопрос о биологии душевных расстройств остается открытым. Фактически перед исследователями по-прежнему стоит задача выяснения конкретных биологических причин каждого из этих расстройств. Душевные болезни классифицируются симптоматически, поскольку до сих пор для них не существует ни биологических критериев, ни лабораторных тестов” — такой вердикт вынесла в 1992 г. группа специалистов, собранных Бюро технологической экспертизы Конгресса США (Цит. по: [5]).

[4] Так, например, О. и К. Фогты пытались объяснить шизофрению дегенерацией ганглиозных клеток в thalamus, pallidum и striatum. Однако их усилия были сведены на нет возражениями Грюенталя и Хейка, указавшими, что выводы Фогтов основывались на «материале, претерпевшем посмертные изменения» [4, с. 17]. Вживив на несколько месяцев электроды в мозг больных шизофренией, Хит (Heath) обнаружил, что «в определенных базальных участках лобной доли мозга наблюдаются отклоняющиеся от нормы кривые» [4, с. 17]. Фундаментальный методологический дефект, обесценивающий результаты этого и подобных ему экспериментов, заключается в отсутствии контрольной группы. Вопрос «каковы были бы биоэлектрические показатели у здоровых людей после многомесячного вживления в их мозг электродов?» остается без ответа, замечает в этой связи Я. Вирх (там же). Однако гораздо более важен гуманитарный и юридический дефект этого исследования: ответа на вопрос д-ра Вирха нет потому, что вживление в мозг человека электродов справедливо считается в цивилизованных странах преступлением, во всяком случае медицинские эксперименты такого рода, проводившиеся в нацистских концентрационных лагерях, были квалифицированы международным сообществом как «преступление против человечности». Тот факт, что больных шизофренией подвергают таким экспериментам открыто — их результаты публикуют в научных изданиях — лишний раз свидетельствует о том, что психиатрические больные рассматриваются как отклонение от нормы человечности, т.е. как не(вполне)люди, несмотря на многочисленные заявления об обратном.

[5] Генуинная, эндогенная, или идиопатическая, эпилепсия определяется психиатрами как эпилепсия, причины которой неизвестны. Многолетние исследования в этой области так и не смогли установить ни специфической локализации судорожных припадков (задействованы практически все отделы мозга), ни порядка наследования, ни причинно-следственной связи между биохимическими процессами, патологическими изменениями мозга — анатомическими или функциональными (электрической активностью) — и судорожными припадками [4, с. 470–489]. Симптоматическая же, или экзогенная, эпилепсия называется так потому, что припадкам предшествуют инфекционные, травматические или органические поражения мозга, «хотя им и нельзя приписывать значения причины» [4, с. 453]. Припадки фиксировались после черепно-мозговых травм, сосудистых заболеваний, расстройств кровообращения, опухолей, кори, скарлатины, дифтерита, коклюша, родовых травм, желтухи, отравлений и т.д. и т.п. Однако «весьма близкие по виду и локализации мозговые заболевания у одних людей вызывают припадки, а у других — нет» [4, с. 455]. Поэтому, чтобы избежать обвинения в ошибке умозаключения, известной в логике как post hoc ergo propter hoc, психиатры выдвинули предположение о существовании особой «судорожной готовности», которая, оставаясь неизвестным фактором Х, объясняет наступление заболевания [4, с. 496–500].

[6] «За последние 25 лет, — пишет Г. Руффин, — наблюдаются значительные перемены в методах исследования психического старения. Это связано отчасти с тем, что «проблема старости» (или даже страх перед стоящей вершиной вниз пирамидой увеличения количества стариков цивилизованных народов) привели к бурному развитию самых разнообразных как научных, так и ненаучных (читай: психологических, антропологических и философских — Е.Р.) высказываний по этому вопросу. Основная тенденция многих таких высказываний состоит в том, чтобы, если так можно выразиться, «прославить очарование преклонного возраста», а там, где этого очарования нет, возложить всю ответственность за это на неправильность социальной политики или вообще на бесчеловечный образ мыслей общества» [4, с. 783].

Страницы