2005: Ромек Е.А. Кто такие психотер​апевты, чтобы учить нас жить?

Литература:

  1. Выготский Л.С. История высших психических функций // Выготский Л.С. Соч.: В 6 т. Т.3. М., 1983.
  2. Выготский Л.С. О психологических системах // Выготский Л.С. Соч.: В 6 т. Т.1. М., 1983. С.109-132.
  3. Калмыкова Е., Кэхеле Х. Изучение психотерапии за рубежом: история, современное состояние // Основные направления современной психотерапии. М., 2000. С.15-44.
  4. Кант И. Ответ на вопрос: «Что такое Просвещение?» // Кант И. Соч.: В 6 т. М., 1966. Т. 6.
  5. Ницше Ф. Так говорил Заратустра. СПб, 1899.
  6. Поршнев Б.Ф. О начале человеческой истории. М., 1974.
  7. Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. М., 1979.
  8. Решетников М.М. Актуальные вопросы реформ в российской психотерапии // Журнал практического психолога. 2000. №3-4.
  9. Ромек Е.А. Психотерапия: теоретическое основание и социальное становление. Ростов н/Д, 2002.
  10. Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. М., 1989.
  11. Цвейг С. Врачевание и психика. СПб., 1992.
  12. Шерток Л., Соссюр Р. Рождение психоаналитика. М., 1991. 

Ссылки из текста

[1] См. [12, с.39-189, 9, с.316-339].

[2] Терапевтическая эффективность психотерапии была обоснована эмпирически в ходе специальных исследований, начатых в середине прошлого века. Наиболее значительным результатом этих исследований стало признание психотерапии (психоанализа, поведенческой терапии, психодрамы) медицинским истэблишментом. Однако самими психотерапевтами их итоги были восприняты критически. Например, известный швейцарский психоаналитик К. Граве писал: «Только игнорирующий результаты психотерапевтических исследований может быть субъективно убежден в том, что знает, что именно нужно его пациентам» [3, с.6] . См. также: [9, с.33-55 ] .

[3] Разумеется, в большинстве случаев вопросы такого рода имеют в виду деятельность других психотерапевтов.

[4] См. : [1, 6, 7].

[5] «Братья мои, зачем нужен лев гордому духу? Отчего не достаточно быть вьючным верблюдом, покорным, самоотверженным верблюдом? … Некогда как святыню любил он «Ты должен»; теперь, чтобы расстаться со своей любовью он должен понять и увидеть, что в святыне его лишь произвол и заблуждение царят: хищному зверю подобно, свою свободу тогда он похитит» [ 5, с.53 ] .

[6] Онтогенез в этом отношении совершенно подобен филогенезу. У ребенка способность мышления формируется в споре, как интерпсихологическая функция. «Один процесс происходил в моем мозгу, - пишет Выготский о генезисе мышления, - другой – в мозгу того, с кем я спорю: «Это место мое». – «Нет, мое».- «Я его занял раньше». Система мышления здесь разделена между двумя детьми» [2, с.115-116]. И лишь значительно позже в результате интериоризации эта система превращается в способность спорить с самим собой, т.е. в мышление индивида.

[7] Имагологии пришли на смену идеологиям прошлого. Место систем взглядов и убеждений, программ действий и символов веры заняли эмоционально заряженные образы. Бородатый террорист с автоматом наперевес, оранжевый шарфик, национальная коса вокруг по-европейски ухоженной головы дамы-политика, священник, освящающий военный бомбардировщик и т.д.

Страницы